За выходные можно много интересного сделать, если постараться. 17 – 20 сентября 2001

 

Как-то мы с Геной Самохиным на выходные отправились в пещеру Мар-Хосар, расположенную на Долгоруковской Яйле. С собой прихватили перфоратор и литровый баллончик с кислородом. Баллончик маленький, полный примерно 4 минуты жизни, но наш был к тому же уже немного попользованный, и не известно, на сколько. Если что, не поможет – просто дольше промучаешься.

Гена одевает гидру. В Мар-Хосаре не так уж и много мест, где можно стоять в полный рост

Долгий путь по пещере, у каждого по полному мешку - и вот мы у места работы. Гена завел перфоратор и полез работать в узкое место - вероятный обход сифона. Тяги особенно не было, и подышав выхлопами, идем обратно - завтра будет основной выход.

С утра пораньше идем нырять в сифон. Подходы к сифону не радостные - узкие и везде вода, полусифоны. Возле сифона можно только голову над водой держать. Гена долго страшно булькал, но не пролез - узко. Моя очередь. Меняемся местами, Гена предлагает баллон, но я отказываюсь - лучше оставить на обратный путь.

Подготовка литрового баллона с кислородом для страховки при первопрохож-дении узкого сифона

Медленно протискиваюсь в узость, пока лицо над водой, дело идет довольно неплохо. Вот дышать можно только, если найдешь ямку в потолке. Маленькие волны, понемногу ударяясь об потолок, заливаются в нос. Чувствую, что прохожу, но дышать уже нельзя. Мощный рывок, треск остатков комбеза, доза холодной воды в нос, долгое отплевывание, стучащие зубы и взгляд ищущий, куда же нужно будет нырять обратно?

Где-то по трещине слышно Гену. На требование рассказать обстановку, рассказываю, пытаясь при этом не стучать зубами. Сифон не длинный, но узкий – снизу торчит гур и мешает пролазить. Я нахожусь в маленькой камере, где можно стоять только на коленках. По направлению хода тупик. Вот такие дела. Куда уходит вода? Немного обосновавшись и осмотревшись, замечаю узкий ход в почти обратном направлении. Проверяю его, это не ход назад, это продолжение. Еще узкий полусифон, с большим количеством воздуха. Протискиваюсь максимально далеко, но плечи не пролазят. Поворачиваю голову и вижу в метре от себя маленькую дырку в боку хода, куда все стекает. Туда даже не долезть. Аккуратно лезу обратно – комбинезона на мне практически нет – лохмотья и в основном капрон гидры. У комбеза нет спины, порвана полностью нога, оторваны карманы, доступ к внутренним карманам осуществляется снаружи и примерно 15-20 других дырок ... но если подумать и достать довольно большое количество заплаток, и угробить кучу времени на зашивание, то он еще немного протянет.


    

           Мой комбез                      А это я после выхода


 

Закат солнца на Долгоруковке

Переданной кувалдой разбил гур. Теперь тут широко, т.е не узко. Беру баллон в руку, загубник в рот, и не спеша ныряю обратно.

Холодно. Все время в воде. Потом, когда мы вылезли на поверхность, обнаружил свой изотермик полностью расстегнутым. А я думал, чего грудь особенно сильно мерзнет? Как я не порвал гидру по дороге вверх, просто не знаю, комбеза то почти и нет. Покидали мокрые вещи в рюкзаки и пошли вниз – нужно спешить на поезд.

Интересная пещера. Нужно работать дальше.


Ляховец Сергей, Харьков