Турция 2002. В поисках Бездны



26

Железная дорога это метро в масштабе континента.
Сел на одной станции, встал на другой.


Подготовка, сбор снаряжения, упаковка мешков, все это заканчивается в этот день. Это день отъезда. Жизнь переходит в другую стадию.

Совсем недавно, более десятка походов назад (примерно 7 месяцев нормального летоисчисления), сидя и слушая на съезде УСА многочисленные рассказы о массиве Аладаглар и огромных перспективах, понимаю - я еду.

Теперь машина объезжает всех харьковских участников экспедиции, и вся куча мешков на вокзале. С нами захотел поехать Костя Кеворкян, депутат, журналист, вроде знающий, что такое простой туризм, но не знакомый со спелеологами. Он взял с собой видеооператора Вову. С ними предварительно проведено несколько тренировок. Вова парень более спортивный, чем Кева и даже научился как-то лазить по веревке.

На вокзале за нашей погрузкой в вагон следил глубокий глаз видеокамеры, и проводник не мог даже слова возразить на счет кучи барахла, которую мы рассовывали куда попало. Отъезжаем. Чувствуешь себя в поезде как дома (в лучшем смысле этого слова). Интересно, если посчитать время, которое человек живет в поезде? Получается не такая уж и маленькая часть жизни …


27

Железная дорога бывает не только на суше …


Закат в грузовом порту возле Одессы

С одесского вокзала автобус отвозит нас в порт. Перетаскивая вещи с места на место медленно проходим таможню. В среднем получается 3-4 ходки. Затем вещи краном поднимаем на борт.

Краны в порту

Жужик, наш доктор выдал нам красные, синие и желтые таблетки и сказал кушать их в необходимых количествах. Таблетки были дорогие, и выбрасывать их не хотелось. Пришлось иногда хавать. Но раз иногда, то чтобы выполнить норму приходилось глотать сразу по многу.

Мы плывем на пароме, принадлежащем компании UKRFERRY, о чем говорит надпись на борту корабля. На пароме чувствуешь себя как на ж/д станции - многочисленные рельсы на палубе и в трюмах, стоящие на них вагоны. Постепенно мы осваиваемся на судне, и распределяем вещи в каюты и в кладовку. Корабль довольно хорошо оборудован для удобства команды (и теперь нас тоже), есть бассейн, спорт зал, большие просторные каюты, кают-компания с креслами и телевизором. Расходимся по каютам. Становятся слышны звуки первых попыток использования вакуумных туалетов.

Капитан обещает отправиться ночью, но состав с грузом задержался, и мы просыпаемся следующим утром у знакомого причала.


28

Только в движении чувствуешь себя живым.
Покой это смерть.


Пройдясь по палубе понимаешь какая это огромная масса железа. И как она плавает?

Солнце в море

Якорная цепь

Днем прибыл ж\д состав, который ждали, и началась погрузка вагонов. Пока грузили, мы облазили весь корабль, где можно и где нельзя тоже. Так как мы единственные пассажиры, и скорее всего нечастые, нас гоняют не сильно.

Отправление намечено поздно вечером. Мягко трогаемся, причал понемногу удаляется. Матросы вытягивают канаты, и мы двигаемся по бухте, оставляя позади огоньки буев. Со всех сторон видны переливающиеся дорожки разноцветных огней, которые бросают на воду расположенные на берегу сооружения. Выходим в открытое море и движемся к неизвестности. (По телевизору все время рассказывали о буре на солнце, падениях самолетов, о наводнении в Турции и других неприятных вещах).


29

ТУРЦИЯ, Турецкая Республика (Turkiye Cumhuriyeti), государство на западе Азии и частично на юге Европы. Омывается Средиземным, Эгейским, Мраморным и Черным морями. 780,6 тыс. км2. Население 66,6 млн. человек (2000). 82% населения — турки; курды (10,6%) и др. Городское население 61% (1990). Официальный язык — турецкий. Большинство верующих — мусульмане-сунниты. Столица — Анкара.
Большая часть Турции занята Анатолийским плоскогорьем и Армянским нагорьем (высота до 5165 м, г. Б. Арарат), на севере — Понтийские горы (высота до 3937 м), на юге — хребты Тавра (высота до 3726 м). Климат субтропический средиземноморский, на внутренних нагорьях — континентальный, осадков до 500 мм в год, на склонах прибрежных районов от 1000 до 3000 мм в год. Средние температуры января от 5 до -15 °С. Преобладают степи. Внешние склоны прибрежных хребтов покрыты лесами (ок. 25%) и кустарниками. Основные реки — Евфрат, Тигр, Кызыл-Ирмак, Сакарья. Крупные озера — Ван и Туз (соленые). Национальные парки Олимпос-Бейдаглари, Мунзур-вадиси, Кепрюлю-Каньон и др.
Денежная единица — турецкая лира.


Кирилл наблюдает за горизонтом

Утро нас встречает спокойной, живой, колыхающейся гладью воды, уходящей за горизонт. Иногда в воде видно провожающих нас дельфинов.

Вечером далеко в дымке становиться все четче и четче видны контуры холмов.

На пароме, как на железнодорожной станции

Турция. В темноте вплываем в Босфорский пролив, который служит дорогой в Средиземное море и рассекает Стамбул пополам. Его длинна 24 километра. В начале пролива к нам подплыла моторная лодка и мы взяли на борт лоцмана, который проведет нас по проливу. Все холмы вдоль берегов укрыты ковром ярких, сверкающих огней. Очень красиво подсвечены здания, видные издали.

Берега соединены двумя гигантскими мостами длинной примерно 1200м и высотой 74м. Проезд по мостам платный, но желающих проехать очень много, и как нам сказали моряки, в день один мост зарабатывает примерно 20000$. Проходим под мостом. На спичечных опорах висит лента дороги, освещенная сверху огоньками. Виден непрерывный поток машин.




 

30

«Чиновники всех стран объединяйтесь!»
Они везде одинаковы.



Состав участников экспедиции

Группа «Поиск»
Климчук А.Б. (АБ) Руководитель экспедиции Киев
Самохин Гена Руководитель группы «Поиск» Симферополь
Копчинский Леша Австрия
Кондратьев Альберт (Алик) Симферополь
Тивилев Женя Харьков
Цебенко Олег Харьков
Ковалев Андрей (Дрюня) Харьков
Ляховец Сергей Харьков
Lutfi Narik Начальник турецких спелеологов Турция
Serdar Bayari Один из основных турецких спелеологов Турция
Koray Tork Один из основных турецких спелеологов Турция
Nur Oryurt Турция
Kadir Tuncer Турция
Cem Ozerk Турция
Mustafa Keger Турция
Afsin Z. Doean Турция
Jihad Afsar Турция
Emrullam Ozel (Emo) Начальник по снабжению Турция
Группа «Подрывников»
Карпиченко Александр (Кирпич) Завснар Киев
Соловьев Николай (Дядя Коля) Руководитель группы «Подрывников» Киев
Хапов Александр (Хапчик) Киев
Романенко Андрей (Ромаша) Завхоз Киев
Группа «Космос»
Касьян Юра Руководитель группы «Космос» Полтава
Тимошевская Юля Полтава
Романов Женя (Жужик) Доктор Симферополь
Рязанова Ольга Киев
Сициховский Дима Харьков
Кеворкян Костя Журналист-депутат Харьков
Худяков Вова Видеооператор Харьков
Марковской Кирилл Харьков
Сокольчук Игорь (Сокол) Киев
Tufan Baydemir Турция
Emram Ozer Турция

Просыпаемся в Измите. Сразу идем на завтрак. Кормят нас вкусно и разнообразно и к тому же 4 раза в день. «Подсели» на корабельную еду. Со страхом думаем, что же будет в экспедиции?

Вид на Стамбул из Босфорского пролива

Ждем высадки. Долго. Измит это грузовой порт, и мы первые пассажиры за 7 месяцев. Нет разрешения на открытие границы, нет таможенников. Гулять по кораблю уже надоело. Паром медленно разгружают методом выгрузки груза из вагонов и загрузки в грузовики.

Радостная новость: Удалось договориться об обеде. С ужином не получилось.

Приехали таможенники и решили посмотреть, как мы за одну ходку снесем свои «личные вещи» с парома. Привязав к своему немаленькому рюкзаку 4 транса, пытаюсь встать. С какого-то раза и с помощью окружающих это получается. Вокруг видны некоторые части тел спелеологов, выглядывающие из-под груза. Беру в руки еще по трансу и медленно двигаюсь вперед. Вовремя звучит отбой, я еще не успел скатиться с трапа. Видимо таможенников удовлетворил этот цирк.

На берегу нас встречают турецкие спелеологи. Они работают в карстовом отделе «Геологической службы Турции» (MTA). Это соответствует примерно нашему министерству. Загружаем вещи в грузовик, сами располагаемся в автобусе «Мерседес», выезжаем за ворота – мы свободны. Нам ехать долго – примерно 1000 километров.

Выезжаем за город и едем сначала в Анкару. По сторонам дороги растет много каких-то небольших деревьев, растущих вперемешку с кукурузой. Интересно как они это обрабатывают?

Горизонта практически не видно все в дымке. Большая влажность. Жарко. Проезжаем пункт оплаты за пользование дорогой, и нас тормозит ихняя милиция. Как выясняется, в крупном транспорте устанавливаются специальные устройства, которые записывают скорость движения. Патруль, сверяя эти данные с таблицей допустимых скоростей, определяет, была ли превышена скорость. В нашем случае оказалось что была. И с водителя взяли штраф.

По темну приезжаем в Анкару – столицу Турции. Ночуем на территории MTA. Нас поселили в двухместных номерах, с холодильником, телефоном, туалетом, душем. К нам подсоединился еще один участник экспедиции, Копчинский Леша, он прилетел с Австрии. Теперь все в сборе.


31

Расстояние это только психологическая преграда.
Кто-то совершает кругосветные путешествия, а кто-то боится выйти из дома.
Тысяча километров и один шаг это почти одно и тоже.


Покушав и подождав пока решаться дела с местным начальством, выезжаем дальше.

Турция – горная страна. По сторонам несутся выжженные солнцем холмы. Постройки в городах расположены очень близко друг от друга. Даже в крупных городах преобладают маленькие частные дома, теснящиеся на склонах холмов, так близко друг от друга, что холм кажется покрытым клочками одноцветных крыш.

Школа в поселке.
Место паковки вещей.

Автобус к вечеру довозит нас до Яхиллы и уезжает. Дальше будет плохая дорога. Мы перегружаемся в два джипа и микроавтобус и отправляемся дальше.

На дорогу медленно опускается темнота, и мы спешим, чтобы успеть посветлу посмотреть на источники - сток с массива, на который мы едем. За рулем нашего джипа сидит Сэрдар. По сложной горной дороге, в темноте он ведет с стабильной скоростью 70-80. На каждой развилке мы довольно долго поджидаем остальных.

Первый источник находится на высоте 1100 м и называется Гексу. Сэрдар разворачивает джип поперек узкой дороги, и светит фарами на противоположную стену ущелья. Огромная арка, высотой примерно 50м выпускает из себя горную речку, которая бурля и шумя впадает в речку, протекающую по дну долины. К этой красоте идет подвесной мост. Части настила нет, но натянутого троса достаточно, чтобы добраться на противоположный берег. Пробираюсь в темноте ко входу. Подсветка фарами не помогает. Мало что видно, но «источник» производит впечатление. Через некоторое время подъезжают остальные машины, и мы едем дальше.

Останавливаемся, повторяем операцию разворота машины над пропастью. Из противоположной стены извергаются водой, пеной и брызгами несколько больших водопадов. Водопады называются Капуз-Барши. Внизу, там, где струи воды обрушиваются на «спокойно» текущую горную реку, судя по звуку, творится что-то страшное. Такое не часто увидишь и услышишь. Такой сток внушает надежду на Большую пещеру. Обрадованные увиденным, едем в горную деревушку под названием Улупинар.

Любопытная коза с побитыми коленками

Сняв обувь, заходим в дом Османа, местного жителя, с которым наши друзья турки поддерживают отношения, и садимся на пол перед большим, блестящим подносом. Вокруг полно местных жителей. Собралось пол деревни поглазеть на нас, видимо не часто к ним иностранцы приезжают. Нас сытно кормят, и мы тренируемся произносить некоторые слова на турецком. Научились говорить спасибо – "тэшекюр". Дрюня, изучавший турецкий до поездки по разговорнику, выдал фразу «Йок а чим», которая в переводе означает «Я очень голоден» и этим удивил хозяев, которые сразу хотели принести еще. С трудом их отговорив, идем ночевать в рядом расположенную местную школу. Условия тут детишкам не очень хорошие. Грязно, пыльно, оборудования никакого нет. Только доски, парты и грязный туалет за углом. Нас это не смущает, мы бросаем спальники на парты и ложимся спать – завтра рано вставать. Предстоит дальняя заброска. Вместо обещанного вертолета, нас ждут мулы ВВС Турции.


1

Турки = «Турки»



Краткий турецкий словарик спелеолога
Тэшекюр Спасибо
Салам Аллейкум Здравствуйте
Мираба Привет
Су Вода
Бардак Кружка
Таш Камень
Чекич Молоток
Бичак Нож
Чакмак Зажигалка
Чадыр Палатка
Ип Веревка
Ластик чезме Резиновые сапоги
Элдивен Перчатка
Балта Топор
Буз Лед
Туз Соль
Дур Стой
Каза Авария
Арамак Искать
Аиламак Понимать
Йоконломе Непонимаю
Аэр Тяжелый
Алчак Низкий
Даг Гора
Ала Красный
Вар Да
Йок Нет

Подорвавшись, с раннего утра, переупаковываем вещи, распределяем их по трем будущим лагерям. Лагерь «Космос», цель – штурм одноименной пещеры. Лагерь «Подрывников», цели соответствующие. И наш лагерь «Поиск» цели тоже понятны по названию.

Творится страшный бардак. Кто-то пытается засунуть что-то еще в полностью забитый транс, кто-то не может найти вещей, кто-то разобрав перфоратор и разложив все детальки на полу, пытается починить его и при этом использовать все ранее отвинченное.

Козьи дороги

Турки разбирают свою гору вещей. Набрали они много и при этом большинство вещей без тары. С опозданием пришли мулы и начался еще больший бардак. Так как вещи нужно было распределить по разным лагерям, грузить нужно было на определенных ослов (всего их 16, стоимость использования каждого 10-15$), а не понимая друг друга это трудно. Погонщики выбирали понравившийся груз и цепляли его на своих животных. Когда они упаковались и ушли осталась куча наших контейнеров с довольно важными вещами: палаткой, едой, снаряжением и др. На себе мы это не дотащим. Турки обещают подвезти нам мешки завтра. Трудновато организовать все, когда много разных людей под разным руководством.

Вид из пещеры в которой местные жители хранят сыр

Взяв на плечи свои облегченные рюкзаки, отправляемся в дорогу. Хотели выйти в 9, вышли в 11. Турки идут почти налегке, но все равно отстают. Двигаемся по красивой долине, вдоль речки. С права практически отвесная стена с темнеющими дырками по средине. Их обнаружила экспедиция еще в прошлом году, но не проверила. Часто встречаются источники-речки, вытекающие из узких щелей. Идем неорганизованно, очень сильно растянулись, дорогу знают турки, но кто именно не известно.

Мы с Аликом идем за каким-то турком. Немного вырываемся вперед. Решаем подождать остальных, хотя они шли совсем рядом. Ждем. Проходит полчаса. Идем назад, и никого не находим. Спросить, что-либо у турка не получается, английский он не знает совсем. Куда они делись не понятно совсем. Или пошли назад или полезли в очень крутое ущелье, в котором тропы не видно. Вдруг выясняется, что у турка есть рация, но без батареек. Вынимаем батарейки из своих тикк и вставляем в рацию. На вызов никто не отвечает. Нам остается только ждать. Через некоторое время мы слышим как нам кто-то кричит. Это за нами пришел Гена. Оказывается они пошли по узкому, незаметному ущелью, и в общем бардаке не заметили нашего отсутствия. Бросаем на плечи рюкзаки и идем догонять группу.

По дну узкого ущелья проходит натоптанная тропа. Растут грецкие орехи, но они к сожалению, еще зеленые. Идти жарко. Да и стоять тоже. Температура в тени 35-39°С. Подъем кажется бесконечным. Подходим передовой группой до источника, находящегося на высоте 2100м, и ждем сильно отставших остальных. Ждем долго, часа полтора. За это время мы с Геной сходили на противоположный склон долины и посмотрели замеченный там грот. Довольно большой, но ход дальше аккуратно заложен камнями. Как мы узнали потом, здесь пастухи хранят какие-то продукты.

Собравшись с силами для набора следующего километра по высоте, выходим. За бугром замечаем юрты пастухов и какую-то кучу вещей рядом. Подойдя ближе, начинаем узнавать свои вещи. В растерянности бросаем рюкзаки и выясняем, почему груз только на пол пути. Погонщики «неправильно поняли» (им так удобней) куда нужно идти. Принесли, бросили и ушли вниз. После нерадостных обсуждений возникшей проблемы, АБ начинает успокаивать, что не так уж все и плохо. Все равно мы бы двигались сверху вниз, и дошли бы все равно сюда. Правда, на запланированную максимальную высоту будет бегать далековато, но зато рядом источник, а сверху бы пришлось топить снег.

С трудом решив, на котором месте ставить лагерь, ставим его на дне воронки, где при дожде точно сильно затапливает. Сделать площадки чуть выше никто не захотел, хотя это всего час работы. Ну ладно, в луже тоже можно спать.

Турки поставили лагерь недалеко от нашего на бугорке, с вероятностью быть унесенными ветром.


2

Что за этой воронкой?
Другая такая же.


Сегодня на завтрак у нас яичница. Турки постарались и завезли просто кучу нужных и ненужных вещей. Например: 4 керосиновых лампы + 20л керосина, набор чайников, здоровая стационарная горелка, с большими баллонами, канистру моющего средства, салфетки, корыта и многое другое. Из продуктов (все в основном ящиками): Дыни, арбузы, лимоны, мешок лука, мешок картошки, ящики с консервами, ящик орешков, 10л меда, 12л варенья, ящики с вафлями, печеньем ….

У турецких спелеологов снаряжение абсолютно одинаковое. Палатки, рюкзаки, фонарики – все куплено за счет MTA.

Юрта местных пастухов

Колючие цветочки

Первый день работы. Разбившись на двойки, отправляемся на поиск. Вместе взобравшись на пригорок и решив, кто куда идет, расходимся. Закарстованность просто дикая. Кроме воронок ничего нет. За день нашли 5-6 пещер глубиной 6-15м. Ничего особенного. Типичный конец – завал из щебенки. Копать бесполезно. Обнаружили интересный ряд щелей с тягой, расположенных подряд, по дну маленькой долины под горой, называемой Зиарет. На дне воронок встречается снег.

Пещеры мы маркируем красной краской. Название состоит из трех частей. Первая буква зависит от района. В нашем случае это Z, от Зиарет. Потом цифра, взятая из диапазона, выданного на сегодня группе. И в конце буква, обозначающая тип объекта. Например, Z16c.

Местность тут довольно оживленная, бегают козы, коровы и местные пастухи. Сильно палит солнце. Ребром встала проблема «загара» - ходить в одежде очень тяжело.

В лагере Дрюня показывал самурайские стойки, вместо меча используя пилу-топор соответствующей длинной, которую каким-то образом протащил в самолете Леша.

Несколько слов о горах, в которых мы находимся. Массив Аладаглар находится в восточной части хребта Таурус, крупной горной системы, обрамляющей с юга и юго-востока Анатолийское нагорье. Большая часть поверхности массива, имеет высоты 3000-3400 м (вершины до 3780 м). Аладаглар в переводе с турецкого, означает Красные горы. Аладаглар окружают несколько высоких старых вулканов и в некоторых его местах заметны следы выплюнутых в древности вулканических бомб. Разгрузка массива осуществляется главным образом на восточном склоне, в виде крупных (2-7 м3/сек) источников, выходящих в долине реки Заманты и ее притоков на высотах 450-700 м. Суммарный меженный расход основных источников на восточном контуре составляет около 35 м3/сек. Высокая концентрация подземного стока однозначно указывает на существование зрелых крупных пещерных систем в массиве. Вертикальная амплитуда карстовой гидросистемы тут может достигать 2400-2900 м, а спелеологический потенциал заведомо превышает 2000 м.


3

Минута падения камня, если померить, оказывается равна 70м отвеса.


Вход в пещеру Эшма

Много информации о входах в пещеры можно получить у местных пастухов. Лучше их эти горы никто не знает. Правда, они могут указать только значительные по размерам входы. Сегодня нас ведет пастух в пещеру Эшма (Eshma, S2c). Пастухи рассказывают, что камень падает 60 секунд. Это 18 км по вертикали, без учета сопротивления воздухаJ. Между собой мы стали называть пещеру «Минутка».

Набрав железок и веревки, мы с Дрюней и АБ, ведомые проводником отправляемся в далекий путь. По дороге останавливаемся в одном из лагерей пастухов, где нас поят айраном. К нам присоединяется еще двое пастухов, которые знают еще одну пещеру, которую они нам покажут по дороге. Пещера носит название Gocholo (S1с). Вход находится на довольно крутом обрыве, а вход просто дырка диаметром метр. Приятно летит камень. Одеваюсь и вниз. Оттяжка, потом спит после полки, здоровые пролеты и я на дне. В разные стороны идут узкие щели с маленькой тягой, по основному направлению можно даже пролезть. Еще 4м по глубине и я в узком колодце, где на дне можно только стоять. Гулко гудит грязь под ногами, продавливается жижа. Сверху приходит Дрюня, с топонабором. Промеряв длину веревок получаем примерно 85 м глубиной. Для начала не плохо. Что нам отдаст Эшма?

Лезем вверх по довольно пологому склону. По дороге встречаются снежники, из под которых вытекают небольшие ручейки. Есть неплохие места для палаток. Высота около 3000м.

Вход в Эшму довольно большой и расположен под вершинкой. Камень падает грандиозно, летя и потом разбиваясь с грохотом и эхом, и дальнейшим долгим падением осколков. Последних ударов не слышно, возможно на дне снег. Обрадованные ищем вокруг камни, которые поблизости не наблюдаются (все уже кинули) и слушаем звуки падения. Бьем блокирование, веревка со свистом улетает вниз. Пристегиваюсь, долгий шелест веревки в лесенке, пятно неба уходящее вверх. Вот и дно. Приземляюсь на груду щебня, утекающую дальше в темноту. Вот и разгадка глубины падения. Сюда долетают только камни не больше грецкого ореха, разбиваясь выше. Шума соответственно они производят мало. Судя по веревке колодец порядка 70-ти метров.

Дальше зальчик и начало неширокого колодца. Пока Дрюня несет веревку, забиваю спитов. Еще метров 20. Внизу абсолютно бесперспективно – мокро с грязью. По дороге обратно невдалеке от дна замечаем окно, но лезть туда неохота. К тому же мы забыли топонабор (Может умышленно?), и все равно когда-нибудь сюда вернемся. По веревке общая глубина оказалась примерно 93м.

Наш лагерь "Поиск"

По рации Гена сообщил, что в пещере, которую им показали пастухи, оказалось 70м. Заканчивается узкой щелью с очень сильной тягой и долгим падением камня после нее.

Возле лагеря встречаем Гену. Он сообщает неприятную новость. Местный пастух недалеко от нашего лагеря упал и сильно порезался камнем. Тут камни очень острые и даже просто от прикосновения можно получить царапину. До лагеря он дополз с сильной кровопотерей. Кровь остановить не получается, рваная, большая рана под глазом не перетягивается. Сразу отправили человека вниз за помощью. Понимающих в медицине, среди нас нет. Не знаем даже, что ему дать из аптечки. Не плохо было бы всем пройти курсы первой помощи. Через некоторое время из Улупинара пришло человек 15 мужиков, довольно организованно сделали носилки и ночью, с керосиновыми лампами понесли его вниз. Видимо не первый раз такое проделывают. После этого мы стали ходить аккуратнее.


4

Тут нет воронок.
Есть только узкие стенки между кратерами.


Эммо, начальник MTA по снабжению, что угодно может доставить в лагерь. Сегодня в лагере появился ящик пива и ящик Роке (турецкая водка). Сегодня решили устроить день отдыха. Но две двойки идут «погулять» (поискать). Олег с Женей и я с Геной.

Типичный пейзаж. Суперкарст

Сначала мы решили проверить пещеры, которые нашли турки и занесли их координаты в GPS. По пещерам они сами не лазили, а занимались в основном поверхностным поиском и наукой. До пещер мы так и не дошли, завязли в интересном и красивом районе, который находится за Зиаретом. Стройные, высокие сосны растут в живописных кратерах. Закарстованность просто потрясает. Ходим (лазим), гуляем с открытым ртом. Очень красивое место по сравнению с местностью вокруг лагеря.

В одной из воронок-ложбин, растянутой по склону горы сверху вниз на сотню метров по высоте, Гена находит сразу четыре колодца в стенках воронки. На дне воронки, как стало понятно после первого дня поисков, искать бесполезно, огромные завалы камней. Так что найденные входы могут быть перспективными. Один из колодцев оказался 50м глубиной + 2-3 секунды дальнейшего полета камня. Веревки у нас с собой больше не было. И времени тоже не осталось.

На обратном пути, решили срезать и погуляли лишние минут 40 по какому-то кошмарному лабиринту из стенок воронок. Слева отвес, справа отвес, узкий гребень, сужающийся местами до полуметра, по которому нужно идти, и солнце, окрашивающее облака в розовый цвет.


5

Снег такой белый, пушистый, легкий.
Но когда его много тонн весит над головой это неприятно.


АБ пошел в Космос узнавать, почему они не выходят на связь. А мы собравшись, идем с Аликом затыкать вчерашние дыры. Набрали с собой 100 + 50 веревки. Дорога к этому месту не очень приятная, несколько наборов/сбросов высоты, нормальной тропы нет.

Лезу в ту яму, в которую вчера не хватило веревки. Доезжаю до места, где я был. Делаю перестежку за предварительно забитый спит, и еду дальше. Скоро становится видным белое пятно снега. Думаю - дно. Спускаюсь и вижу путь дальше – вдоль одной из стен снег протаял, и можно пролезть. Спускаюсь последние метры до вероятного дна. Спускаюсь 5-7 метров, и вдруг становится широко. Снег уходит вверх и над головой весит снежный потолок. Много тонн снега, как они держатся непонятно – колодец довольно большой (9х4м) и стенки идут вертикально. Снег тает не только сверху или снизу, а и посредине. Спускаюсь на длину сотни. Ко мне спускается Алик. Уже на полочке готов спит. Бегут вниз метры. Вот большое расширение с дном из снега. У дальней стенки опять проталина. Веревка впивается в снег и через некоторое время опять над головой пробка. Неприятно подрагивает веревка, рывками скользя по твердому снегу.

Падают большие капли воды. Становлюсь на пробку из снега. Под ногами вниз уходит отверстие в снегу идеально круглой формы диаметром в полтора метра. Далеко внизу поблескивает, колышущаяся от капель, гладь воды. Я стою на склоне снежного конуса. Практически от всех стен он протаял и можно пролезть. Начинаю спускаться, в некоторых местах приходится подтесывать снег, чтобы пролезть. Делаю почти полный виток спирали вдоль стен колодца, пока ногами достаю до воды, тонким слоем покрывающей свободное от снега дно. Жаль.

Метров 140 мы уже набрали. Израсходовали практически всю веревку. Возвращаюсь до круглой дырки в снегу, где меня ждет Алик. Пытаемся опустить конец веревки в дырку, чтобы промерять глубину, но невидно когда она достигает дна. Алику приходится спускаться вниз. Я пока делаю зарисовки.

Прохладно. Лазя в снегу я промок, а изотермика на мне нет, только комбез одетый на штаны с рубашкой. Сверху жарко и спускаясь в маленькие колодцы можно хорошо запариться, поэтому все в основном надевали что-то одно или комбез или изотермик.

Толщина снега на дне оказалась 17м. Идем вверх с завязыванием узлов и с рисованием абрисов. Пролеты веревки по 50 м, удивительно, но нигде не трется. (Об снег не считается). Глубина Z47 142м.

Алик быстро спускается в Z48 и Z49, но они почти сразу затыкаются. Глубина 21м и 15м соответственно.

Z50 нас обнадежила тем, что после сорокаметрового колодца начался большой меандр. До этого мы меандров не находили и была вероятность, что дальше начнутся колодцы без пробок. Но наши надежды не оправдались и меандр просто сошел на нет. Меандр имеет интересную форму. Он два раз поворачивает на 180 градусов, под себя. В самом низу он начинает подниматься немного вверх. Т.е. Нижняя точка пещеры (~60м) находится посреди меандра. Притом в ней ничего особенного нет.

Обратно идем с топосъемкой. Пока это единственная топосъемка с горизонтальными ходами и числом пикетов большим 10.

Идем обратно в лагерь. В одной из воронок уже четвертый день недвижимо стоит черная корова. Молча, она провожает нас своими грустными глазами.

В лагере узнаем, что одна из групп обследовала довольно интересную пещеру. С большим трудом нашли вход, координаты которого занесли в GPS турки. Возле входа GPS показывал, что до ямы 100м…


6

Ледоруб – друг спелеолога.


«Z4c. Пещера со льдом». Это предложение не дает никакой информации о пещере.

Камень на льду в пещере Z4c

Стены прозрачные. Пламя карбидки видно насквозь. Пещера Z4c

Ее нашли вчера, и те, кто там был, с восторгом рассказывали про ее необычность. Сегодня мы, вооружившись ледорубом, отправляемся туда для поиска продолжения. Вход Z4с находится прямо на тропе. Довольно большой, обычный сорокаметровый колодец с большим количеством снега на дне. Только это не конец. По снегу можно пройти в большой, высокий меандр с веселыми препятствиями, типа крутых спусков и разрывов снега. Несколькометровое пространство которых, преодолевается лазаньем в распорах с прыжками в снег в нужных местах. Глубина провалов в принципе небольшая - метров 5. Лазанье по снегу доставляет массу удовольствия, но меандр сужается и в нем появляется лед. Крутые, почти отвесные горки из довольно прозрачного льда, извиваются меандром. В одном месте кроме основного хода есть небольшое окно под себя. Это одно из наших мест работы.

Работаем ледорубом над продолжением пещеры Z4c

Пробив во льду отверстие, оказываемся в небольшом продолжении пещеры Z4c

Минут пять махаю ледорубом. Во все стороны летят прозрачные, стеклянные брызги льда. Пристегнувшись к веревке, сталкивая накрошенный лед, который шурша убегает по наклонной плоскости вниз, скатываюсь по льду вниз. Это просто нижний уровень меандра во льду. Горка, проходящая сверху образует потолок, а внизу лед с неглубокими щелями возле стен. Туда и сыпались куски отбитые мной. Продолжения нет, зато как тут красиво! Женина карбидка за ледяной стеной, освещает ледяную комнату, в которой я нахожусь теплым блестящим, желтым цветом. Изгибаются ледяные ребра, блестят намороженные кристаллы. Лед прозрачный и во многих местах имеет ячеистую структуру, как будто кто-то мягко спрессовал много шариков льда. Все стены покрыты прозрачной искрящейся корочкой. Упираясь коленками в лед, на жумаре поднимаюсь к Жене. Сверху подходит Дрюня и мы скользим дальше.

В конце меандр преграждает ледяная стенка. Вдоль известняковых стен есть некоторое пространство, покричав в которое можно услышать сильное эхо. Есть тяга.

Снежные провалы в меандре нужно перелазить или перепрыгивать. Пещера Z4c

В руках ледоруб и звенящий, при ударах об стены лед наполняет окружающее пространство. Работаем с Дрюней по очереди. Скоро я пролезаю немного дальше, в маленькую ледяную камеру. Видно, что узкий меандр уходит вверх и весь он заполнен льдом. Перспективы попадания туда непонятны. Из ледяной камеры работать удобнее, и скоро встает проблема обвала льда с верху. Работать приходится аккуратнее. Постепенно энтузиазм у Дрюни проходит, и он берет ледоруб, только чтобы согреться (температура около +2°С).

Активно махая ледорубом совершенно все равно, что ты мокрый, от растаявших осколков льда. И ногам в промокших легких ботинках тоже ничего на льду. Но когда останавливаешься …

Скоро лед начинает сползать к низу, туда, где мы его выкрошили. Но выпадать не спешит и приходится заново его рубить. Потом он опять с грохотом сползает, и так по кругу. Наконец оставшаяся глыба льда, громыхая, выпадает из щели. Отскакиваю и сразу лезу смотреть, что там дальше? Но вверх уходит узкая трещина, в которую без перфоратора не пролезть никак. Всего пару метров и громкое эхо уведомляет о наличии большого пространства, в котором пока никого не было …


7

Проще найти три новых пещеры,
чем найти одну по GPS.


С Лешей идем искать найденные турками пещеры. Z4c, была одной из таких пещер, которую еле нашли. Нам предстоит найти еще две. Пролазив целый день в радиусе 150м от каждой из точек, указанной GPS-ом, нашли несколько мелких ям глубиной до 15м, но не те. Радиус 150м по такому рельефу, это довольно много. Десятки воронок. Лучше бы занялись поиском в каком-нибудь другом районе.

В лагере узнали неприятную новость. В Космосе у Ромаши почти с самого начала экспедиции болит сердце. Лекарства не помогают, он почти не спал последнее время. Его сегодня отправили вниз. Может поднимется, если состояние улучшится. Но как узнали потом, он уехал домой.

В турецком лагере стоит палка с знаменем Турции и знаменем MTA, и проходящие мимо козы постоянно пытаются пожевать знамена. Постоянно приходится их отгонять. Это одно из развлечений дежурных.


8

Тягой воздуха может не только холодить, а и сдуть.


Хапчик с перфоратором

Гена в пещере Кыркая

Хапчик принес из своего лагеря перфоратор и мы с ним, с Геной и Аликом направляемся в Кыркаю (Z1c), в пещеру с сильной тягой в последней щели. Щель отделяет от поверхности порядка 70-ти метров породы. Это если смотреть вверх. А в бок возможно меньше. Вход расположен на очень крутом склоне, практически на обрыве. В пещере колодцы до узости, покрыты довольно старой, некрасивой натечной корой. Довольно много снега.

Щель начинается в неудобном месте с нависающими сверху камнями и снегом. Сильный капеж. Мы работаем в гидрах. Тяга просто классная, как будто с той стороны щели кто-то поставил вентилятор. Воздушный поток возле самой щели, задувает карбидку, морозит уши. Долго там не просидеть даже в гидре.

В прошлый раз Гена с Аликом, когда дошли до этого места прокопали, сколько смогли, теперь дело за перфоратором.

Найти грязь можно даже в Турции. Пещера Кыркая

Человек над горами

Первый заряд, забуренный в камень у подходов, выплюнуло. Привыкли забивать заряд алебастром, а тут только глина. Берем веревку и выворачиваем этот камень вручную. Вторую дырку еле забурили, но сработал заряд хорошо. Звук падающих в колодец осколков монолита был слышен хорошо. Какие-то проблемы с перфоратором – постоянно глохнет. Третий забурить не получилось совсем.
 

Гора Зиарет

Гора-замок

Пока работали, вымокли и выпачкались по уши в грязюке. До этого удавалось сохранить комбез чистым. Настоящая пещера. Приятно работать.

Все вещи оставили возле входа в пещеру и пошли в лагерь.

В лагере по рации узнаем, что Кирпич пытается уже второй день добраться до нашего лагеря. Но спускается туман или теряется тропа и он возвращается обратно.


9

Самое тяжелое в экспедиции это сидеть в лагере.


Коровы на снегу. Вода только из снега

Сегодня день отдыха. Гена побежал в лагерь подрывников за Дядей Колей. Перфоратор без него работать не хотел.

Мы с Женей пошли проверить некоторые темные пятна на противоположном склоне нашей долины. Дрюня с Олегом, по очереди, выполняли роль «голоса свыше» и с помощью бинокля и рации координировали наш маршрут. Склон довольно крутой местами нависающий. Хорошо потренировались в лазании без страховки, но ничего особенного не нашли. Спускались мы более простым путем.

Лагерь мы оставляем охранять Джамаля. Утром завтрак готовим мы, а вечером кто-то из турок.

Мы мало сидим в лагере, и турки удивляются, как мы так много работаем. Для них это оплачиваемая работа, для нас отдых.

Вечером Гена привел Дядю Колю и Кирпича. Наконец то, Кирпич с третей попытки до нас добрался. Узнали новости других лагерей. Вроде как одна экспедиция но друг – друга не видим совсем.


10

Если долго заводить,
то можно проделать дырку без участия
двигателя внутреннего сгорания.


Крепкий орешек

Каждый день находим что-нибудь новое из продуктов. Сегодня нашли молоко в пакетах, несколько килограмм шоколада в плитках (до этого нашли только шоколадные батончики) и др.

Идем делать прорыв в Кыркае. Впятером. (Я, Гена, Дядя Коля, Алик, Кирпич). Гидр у нас только две и мы отдаем их Дяде Коле и Кирпичу – в основном работать будут они. Я выступаю в роли проводника. Гена с Аликом пока будут ждать сверху.

Дядя Коля работает быстро, в отличие от перфоратора. На каждую дырку перфоратор в среднем по 10-15 раз глохнет. Кирпич мужественно, после каждой дырки, пытается отрегулировать перф, но это не особенно получается.

Вначале при взрыве поднимались от места взрыва на полку, потом просто уходили от «линии огня». Главное зевнуть вовремя. Сделали порядка 7 взрывов и достаточно расширили узость для прохождения.

Пристраховываясь к веревке проваливаюсь в щель. Стою над здоровым колодцем. В нескольких метрах выше видно дно завала верхнего колодца. Свисают глыбы, готовые обрушиться вниз. С трудом нахожу камень и слушаю свист его падения, приятный свист, метров на 70. Довольно быстро пролажу обратно, хотя вверх лезть значительно сложней, чем вниз. Довольные преодолением очередного препятствия, идем вверх.

Сегодня у Кирпича День Рождения. Вечером празднуем. Теперь у входа в Кыркаю нарисован большой красный кирпич. Долгую историю, о том, как он там очутился, знают только участники экспедиции.


11

Любой колодец без окон - тупик.
На Аладагларе это верно почти всегда.


Утром, как обычно, иду за водой на источник. Там умывается Корай. «Доброе утро» - говорит он мне, «Good morning» - отвечаю я ему.

Гена с Аликом идут в Ледяную пещеру, которую нашла прошлогодняя экспедиция. Это довольно далеко и мы не увидим их несколько дней. Все разошлись. Кирпич, Дядя Коля, Хапчик ушли по домам (лагерям).

Леша приболел, ночью ему было плохо. Все беды он сваливал на съеденные вечером бобы. Они были круглой формы, твердые, недоваренные и сильно перченые. Вообще турки любят перченое, и иногда хотелось просто выкинуть весь перец из лагеря!

Мы с Дрюней идем штурмовать Кыркаю. Вот для выхода в колодец забит спит, удачно забит, до дна нигде не трется. Большой, светлый, молодой колодец с небольшим капежем. Вот позади примерно семьдесят метров и я на дне.

Разноглыбовый завал, бесперспективный. Немного огорчаюсь и иду смотреть замеченные окна. В пяти метрах от дна вижу узкое окно, ветер направлен оттуда. Форма щелевидная, ход идет практически вверх. Подброшенный камень улетает, постепенно затихая. Еще на шесть метров выше окно в тот же колодец, но выход совсем неудобный, и раздолбать его нельзя. Забиваю у нижнего окна спит, и пристраховавшись к идущей вниз веревке, с трудом пролажу в узость. Вверх лезть довольно неудобно и нежарко. Ветер задувает карбитку и холодит лицо.

Колодец начинается с верхнего окна и возле нижнего имеет уже диаметр два метра. Все стенки живые и сыпятся. С трудом нахожу место для спита. Столкнув с потолка здоровенную глыбу (килограмм на 300), слушаю как она улетает в тишину и далеко внизу разбивается. Вытягиваю веревку через окно к себе и разбиваю узкие места. Веревки осталось порядка 15-20 метров и спускаться дальше лень, все равно не хватит (летит как в предыдущем колодце). Ушей для нормальной навески тоже нет. На пути вверх, набиваю где надо спитов, под удобную трассу. Есть надежды на глубокую пещеру.

В самый первый выход у Гены с Аликом в первый колодец улетел кусок веревки 20м. Искали почти каждый выход, облазили все стены и окна, но веревки не нашли.

У нас осталось еще немного светлого времени, и мы строим на будущее площадку для ночевки на 45 градусном склоне возле ямы. Места лучше крутого сыплющегося склона нет поблизости вообще.


12

К 200 нам не хватает всего лишь
одного нолика для достижения цели.


Турецкий флаг сверху и флаг Геологической Службы Турции внизу

Дрюня экспериментирует с ножем-топором

С большим энтузиазмом идем опять в Кыркаю, набрав много железок и веревки. Но Дрюня не пролазит за щель. Многочисленные попытки ни к чему не приводят. Хотя вниз лезть значительно легче, чем вверх. Ноги уже болтаются над колодцем, а грудь никак не лезет. Пробуем вылезти обратно. Стоя в распорах над колодцем, подставляю свою спину под ногу. Под сильными толчками, прогибающими мне спину, пытаюсь не упасть. Я пристрахован жумаром к веревке, которая идет через Дрюню. В случае если он меня столкнет, обоим будет неприятно. В конце концов, он вылазит, и я с трудом распрямляю, свою побитую ногой спину.

Придется работать одному, а это довольно скучно. Нацепляю все барахло на себя, и иду вперед (вниз). Сделав хорошую навеску до колодца, в который я вчера не спускался, продолжаю первопрохождение.

Колодец с сильно изломанными стенками, почти все камни от стенки можно оторвать и уронить вниз. Дно, как обычно, завалено. Глубина порядка пятидесяти. Пещера стала порядка 200м. На данный момент это самая глубокая яма, которую нашли за эту и за прошлую экспедицию тоже. Проверка окон занимает много времени. На всех более-менее плоских поверхностях лежат камни. От стен отделены здоровые пласты, между которыми можно пролезть. Колодец большого диаметра (5х6), но болтаясь на веревке чувствуется тяга. Пар мгновенно улетает вверх. Особенно это заметно в верхней половине колодца. Закачиваюсь на здоровую полку и обнаруживаю небольшой, сильно изъеденный влажным воздухом ход вниз. Он приводит на полочку ниже, в которую из основного колодца закачнуться без прохождения метров 3 потолка невозможно. Под ногами хрустит изъеденный известняк, чувствуется тяга воздуха между сросшимися камнями. Снимаю с себя всякое барахло, беру в руки молоток и делаю себе дорогу в изъеденных камнях. Легко разрушаются преграды, и вот пройдено метров пять такого завала. Пролажу, цепляясь комбезом за острые стенки, и вот я в маленькой комнатке. Вниз по глыбовому завалу довольно далеко стучит брошенный камень, но туда так просто не пролезешь, та и не нужно – тяга уходит не туда. Останавливаюсь и думаю.

Вдруг замечаю какой-то посторонний звук, похожий на шум воды вдалеке. Смотрю вверх и вижу узкую щель, из которой идет тяга. Щель узкая и воздух просто свистит в ней. Такого я еще не видел (не слышал), хотя тут всего примерно 30% от тяги вверху колодца. Щель узкая, пройти без серьезных взрывных работ не получится. Но есть три вещи: тяга, эхо за щелью и желание когда-нибудь туда попасть. Веревки не снимаю, нужно с кем-нибудь сюда прийти, сделать топосъемку и может поискать еще что-нибудь интересное на стенках.



13

Лунные пейзажи бывают не только на Луне.


В плавках, с тиккой на шее и с меленьким мешочком, идем с Дрюней заниматься поиском на обрывах. Это высоты порядка 3000м. Очень жарко и жить можно только когда дует ветер. На обрывах ничего интересного не нашли. Зато сверху классный вид. Горы, горы и еще раз горы. Чем дальше, тем больше дымка. Самые дальние склоны практически неразличимы. На склонах лежат редкие пятна не очень чистого снега. Залезли на плоскую вершину. Вид как на луне. Камни небольшого размера равномерно покрывают ровную поверхность. И так до горизонта.

По дороге слышали, как из Космоса Сокол вызывал Гену. Гена не отвечал. Хотя ему уже пора бы идти назад.

В лагере пришли ходившие вниз турки. Появился свежий хлеб. Хлеб у них бывает двух разновидностей: как лаваш и просто тонкие-тонкие гибкие листы. Перед съеданием используется как тарелка.

Вечером АБ рассказывал про свои похождения в Африке. Подземная река с 16км ходов, крокодилы в реке, рогатка, дерево и лев, обезьяны, хватающие все со стола и др. Хочу в Африку! И не только. Еще в Новую Зеландию, Австралию, Гималаи, Новую Гвинею, Северный полюс, на Камчатку, … и все остальное, что не входит в список.


14

У нас с турками не только языки разные, а и датумы тоже.

По дороге к Космосу находятся пещеры, найденные турками. Их мы и пойдем сегодня искать. По сильному туману, турки, идущие в Космос, проводят нас в район поиска и за одно показывают одну пещеру. Z64 оказалась глубиной всего 34м и ничего интересного нам неотдала. Лазить, только вот было трудно. Позагорав вчера с трудом надел систему. Дрюня вообще разобрал полностью систему и собрал ее на себе.

Долго искали нужные пещеры, но они все не находились.

Вдруг откуда-то стали слышны голоса и вскоре мы встретили Гену и Алика, возвращающихся из своего четырехдневного путешествия. Довольно интересно провели время, взяли пробы льда, полазили по дороге по обрывам (не знали дороги), повстречали почти всех участников экспедиции. Дрюня с Аликом побежали в Космос за сигаретами. Все вещи и продукты мы брали в лагерь поиск из расчета на 10 дней, а как оказалось, будем тут еще долго.

Замаркировали Z65 - мелкий колодец и Z66 - грот длинной 16м.

Пришли Дрюня, Алик и турки и мы все вместе по туману побежали домой.

За ужином выяснилось, что турки при определении координат, используют другой датум. Поэтому координаты получаются немного разные, и соответственно пещеры мы не находим. Что интересно в предыдущей экспедиции было тоже самое, а выяснилось это только сейчас. Когда обрабатывались результаты предыдущей экспедиции, при нанесении пещер на карту, даже приходилось подгонять и совмещать снятые координаты с вершинами. Теперь нужно будет все пересчитывать.


15

Отдых – это самое тяжелое время.

Утром встаем не спеша. Слышно ежеутреннее жужжание Лешиной электробритвы.

Сегодня мы строим топосъемки и занимаемся другим отдыхом. Уже нужно ремонтировать всякие вещи.

После обеда АБ показывает понор, который находится недалеко от лагеря. Понемногу лезу, убираю в стороны камни, которые мешают пролезть. Все еле держится. Метров 10-12 будет. Дальше еще на несколько метров по несильному завалу летит камень, но чтобы нормально работать, нужно выволакивать камни наружу, или хорошо их укреплять.


16

Иногда оценка на глаз глубины пещеры бывает точна, но не часто.


Облачно. Капает дождь. Собираемся, и с Геной идем решать вопрос с Кыркаей. Быстрых перспектив не обнаружили. Долго стоял возле окна, пока Гена проверял колодец, который я обшаривал в прошлый, самостоятельный выход. Холодно стоять на ветру.

Вынули всю веревку. По дороге вверх порвал свою очередную педаль. Как-то связал. Неприятно, но когда приеду домой опять сделаю такую же.

Взвалив на себя все принесенное сюда, за много выходов снаряжение, идем в лагерь. Придя сразу отстроили. Получилось 198м. Почти угадал при оценке глубины.

Ужин при свете керосиновых ламп, карбидок, тикк. Все ложатся спать. Гена рассказывает нам поучительные сказки.


17

Дождь не помеха - всегда есть грот.


Небо в семидесяти метрах от поверхности. Пещера Эшма

Поле колючих цветов

Нужно дозаткнуть Эшму. С предыдущего выхода туда, осталось непроверенным окно. Этим мы и займемся. Спускаемся с Геной на дно колодца, далеко вверху видено маленькое белое пятно неба. Такой ровный колодец.

Залез по стенке в окно. Натеки, глыбовые завалы, в общем пролез примерно 20м вверх и 10м вниз. Глубины это не добавило. В этой яме работа кончилась.

Идем на помощь Жене, Олегу, Алику, которые работают поблизости. По дороге застает сильный дождь. Промокнув, прячемся в ближайший маленький грот. Тут довольно много всяких дырочек, в которые можно спрятаться от дождя. Через некоторое время нашли наших, но они уже все запланированное сделали. Мы все вместе идем в лагерь, находящийся далеко внизу среди гребней.

По дороге баловались с рацией. «Дупло, дупло! Я дятел. Ответь!». Но почему-то никто не отвечал :).


18

Пещера – отдых для спелеолога


Закрученный можжевельник

Воронка-кратер

Учитывая корректировку координат, пошли с Геной за Зиарет, искать турецкие ямы, которые уже искали несколько раз. Оказалось, что пещерами оказались просто крутые воронки, в которые мы уже по десять раз лазили. Пока Гена маркирует эти карстовые объекты, я сижу и выковыриваю с помощью плоскогубцев и пилы колючки из руки. Больше 20 шт. Вот такой результат падения на какую-то колючку.

Известняк, видимо так промытый водой

Каньон-меандр в пещере Диснейленд

Пошли искать. Крутые воронки, вскрытые глубокие меандры, скрючившиеся толстые можжевельники, растущие на голом белом карсте. Ниже видны высокие сосны, верхушки которых выглядывают из кратеров. Вот такой тут пейзаж вокруг. Полазив по этому великолепию, нашел только пару колодчиков, до 10м глубиной. Неохота даже маркировать. Гена нашел несколько интересных объектов. В стенке воронки, посредине высоты пропасть уходит в глубину. Спуск с гребня стенки – отвес прямо в жерло колодца. Воронка большая и я с другой стороны наблюдаю, как Гена спускается вниз и исчезает в отвесной стене. Примерно 50м глубины отдала нам эта пещера.
 

Пещера Диснейленд

Трещина Аладаглара

Но тут бывают не только колодцы. Пролез в небольшое горизонтальное отверстие, ведущее из дна воронки. С разных сторон лучи солнца, разрезая темноту, перекрещиваются и освещают небольшой зальчик. Так появилась метка Z79.

Следующей пещерой, или возможно не пещерой, назвать это явление трудно, был карстовый объект, который мы решили назвать «Диснейленд». Почему такое название? Гигантский «меандр» высотой порядка 40м, уходящий в стену воронки. Тройка воронок внутри этой глобальной воронки. Гребень снега, на дне меандра, уходящий в темноту. Спелеолог, спускающийся по вертикали меандра, и уходящий прямо на кромку снега. Потрясающий вид во время спуска. Меандр, кажущийся узким с веревки, но постепенно расходящийся в разные стороны. Вверху только половинка неба и струна капрона. Вот так мы отдыхаем.

Покорение пещеры

Ледяной натек. Пещера Диснейленд

Пока я ищу, за какой изгиб зацепить веревку, нахожу еще один вход – колодец, который идет туда же вниз. Еще можно спуститься и по боковой стенке без веревки, но это опасно и неинтересно.

На дне подтаявший снег ведет немного вглубь, и мы видим небольшой высоченный, как меандр, зальчик. Прозрачный ледяной водопад стекает со стенки, сверкая своими гранями. Колона льда. Частично лед упал и лежит на снежном полу. Весной тут наверно вообще потрясающе.

Время поджимает, идти по темноте не хочется, и мы оставив все вещи недалеко от входа, налегке бежим домой.

Узнали нечеткие новости из Космоса. Они нашли пещеру с здоровенным меандром, 80м глубиной и дальнейшей перспективой в узком меандре, пока непроходимом. Перфоратор очередной раз загнулся, и его напряженно чинят.


19

Пещеру видишь? А она тут есть.


Человек на фоне неба. Пещера Диснейленд

Струна веревки

Сегодня идем отдыхать в Диснейленд (Z80). Почти всей толпой – Гена, Алик, АБ, Женя, Олег и Я. Пофотографировали Алика, висящим на веревке, в красивом комбезе, и с чистым, пустым мешком для красоты. Проверили найденный рядом вчера колодец Z87. Всего 15м.

Дальше мы разошлись с поиском. Гена и АБ пошли по одиночке. Олег пошел Женей. И я с Аликом пошли проверять недавно заджпиэсеную яму. На крутом склоне GPS отказывался показывать правильное направление движение и мы играли в игру «Холодно» - «Горячо», смотря на расстояние до ямы. В конце концов, мы ее нашли, и зацепив за уступ веревку Алик едет вниз. Оказалось 33м. Да, 30м вертикали уже совсем не радуют. Закончив дела с Z77, идем обратно с поиском.

Встретив на бесконечном склоне Гену, идем проверить, что он нашел. Спускаюсь на типичную пробку, в сторону идет щель, которую взрывать – не провзрывать. Над головой весят здоровые глыбы, глубина примерно 16м. В общем, ничего интересного в Z91 не оказалось. Зато Z92 оказалась довольно интересной.

Неудобный выход из колодца. Пещера Z92

Алик пролазит меандр. Пещера Z92

Рядом в боку огромной воронки оказался проход в нее. С верху в воронку спуститься невозможно – отвес. Из окна, правда тоже, без веревки не обойтись. И вот веревка повторяет все изгибы рельефа стенки, а я понемногу опускаюсь все ниже и ниже. На дне воронки снег. Есть путь дальше – узкий колодец, являющийся просто куском высокого меандра, идет вглубь. Вот готов спит, и полоска света верху сужается. Меандр сходится в устье колодца, и вот я на небольшом ребре, которое разделяет колодец напополам. Цепляю петлю за довольно гладкий выступ и думаю, какой неприятный будет рывок, если соскочит. Совершив акробатическое упражнение «нагрузи и не упади», двигаюсь в глубину. Стенки в небольшой натечной коре, падают капли, слышно как они плюхаются в воду. Дно колодца в снегу, в дальней части снег плавно переходит в глубокую воду. В четырех метрах от дна большое окно, в котором расклинена плита 3х3м. Спускаюсь и оказываюсь в переходе к другому колодцу. Веревки уже нет. Впереди темная пустота широкого колодца. Выход в него по крутонаклонному скату. Неудобно будет завтра делать навеску.

Уже поздно, пара обратно. На горы опускается туман. Капает дождь. Коричневая глина налипает на ноги, и становиться очень скользко. Вот, наконец мы в лагере.

Лагерь штурмует какой-то суслик. Он роет норы рядом и под палатками. Особенно не повезло палатке Леши, и он недовольный пытался прогнать зверька, но у него ничего не получилось.


20

Суперкарст – воздух с небольшими прослойками известняка.


Утро. Из разговора.

- ОНА в палатке?

- Да. Ждет тебя с вчерашнего вечера. (Туалетная бумага). Это на счет хорошего питания.

Сегодня с Аликом и Геной направляемся за Зиарет, продолжать штурм Z92.

По дороге вырвал универсальным инструментом – ледорубом, из ботинок очередной шуруп, впивающийся в ногу. Подошва быстро стирается, и шурупы проталкиваются к ноге.

Переход в следующий колодец плита делит на пополам. Пещера Z92

Можжевельник на склоне воронки, растущий вниз ветвями

Когда пришли к яме, оказалось, что свет есть только у меня. Делюсь им с Аликом. И мы идем вниз. Вот мы у колодца, в который я в прошлый раз не спускался. Выход сложный. Спускаюсь на несколько метров вниз скальником, и вися на скайхуке забиваю спит. Колодец не глубокий (где-то 50м), но очень широкий. На дне немного мокро и прорезая стену, уходит меандр. По нижнему уровню очень узко и мне удалось пролезть только до его изгиба примерно 4м. По верхнему уровню, проползаю, давя грудью карролиты. Тут красиво, но недалеко.

Промеряв веревку, определяем глубину как 102м.

Перекусываем. Классно получается есть сгущенку, макая в нее шоколадный батончик. От всяких орешков уже тошнит.

Гена полез проверять соседнюю воронку. Для этого ему потребовался комплект снаряги и веревка. Воронка не баловала пологими стенками.

Красивая колючка

Побродив вокруг и ничего интересного не найдя, возвращаемся к Гене, но и у него глубокого ничего нет.

Запихиваем вещи в рюкзаки, и идем в лагерь, где нас ждет вкусный ужин.

В лагерь из Космоса вернулся Джамаль. С помощью немногочисленного запаса слов (Игорь, водка, палатка) и жестов-действий показывал, как Сокол напившись падает на палатку. Кстати под конец экспедиции, Джамаль уже многое понимал по-русски и даже немного говорил. А вообще за столом турки понимают практически все русские слова, а о которых не знают, догадываются. Правда, мы тоже много понимаем и немного говорим. Поэтому обычно слышна смешанная речь. Даже в разговорах между собой.


21

Красоту пещеры легко испортить.
Все нужно делать сначала подумав.


Гена на дне воронки. Без веревки туда не спустишься

Крокусы

Большой компанией отправляемся проверить пещеру, которую нашел Олег, и за одно посетить одну из самых красивых найденных пещер, которая находится недалеко от найденной ямы. Z89 имеет небольшой вход, укрытый лапами можжевельника, и глубину порядка 60 метров. На дне снег и перспектив никаких.

В Z82с пошли вдвоем с Геной, остальные тут уже были. Красивые колодцы, практически полностью покрытые натечными, разноцветными образованиями. Много пепельно-серого цвета. Спускаешься, смотря по сторонам, и радуешься. Только не долго. В пяти метрах от дна красивейшая ванночка, варварски заваленная грязью из забоя. Лень было кидать в другую сторону. Посмотрев туда, где вроде бы, как говорила группа здесь работавшая, были перспективы для копания, мы абсолютно ничего интересного и перспективного не увидели. А яма красотой напоминает пещеру 200 лет Симферополя на Караби, только немного другого вида.

Капли конденсата на стене

Панорама. Высоченные сосны, еле выглядывают из воронок-кратеров

Вылезли наверх, вход мокрый. Был сильный дождь, и это было заметно по людям, которые остались наверху. Пока он не пошел опять, бежим в лагерь по местной «трассе» - дороги для вьюченных ослов.

Пока нас не было, в лагере был потоп, воронку залило, кругом грязюка, многие вещи позаносило грязью и т.д. Уровень стоявшей воды можно было определить по тенту палатки – 35см от земли. Выжали спальники и повесили стекать. В принципе это все равно рано или поздно ожидалось, хорошо, что произошло ближе к концу экспедиции.

Шишки растущие вверх

Белоснежные натеки в колодце. Пещера Z82с

Немного позже пришел АБ. АБ ходил на единственную точку на Аладагларе, откуда возможна сотовая связь. Ukrferry сообщила нам, что отправление парома задерживается на три дня. Билеты на поезд в Одессе у нас уже куплены. Руководство компании обещало помочь, но чем это кончится непонятно. У нас в лагере огорчение не сильное, скорее просто неожиданность. А вот в Космосе, как мы узнали позже, у некоторых могли быть очень большие проблемы как с работой так и с семейными делами. Притом нам новость сказали лично, а им передали с турком письмо, типа «Дорогие соратники! Нас судьба послала ….».

АБ рассказал, что починили перфоратор и работа пошла опять. Перфоратор промыли в спирте, а затем под строгим надзором спирт вылили на землю, а не в кастрюлю.

Острая грань натека. Пещера Z82с

Колодец. Пещера Z82с

Решили, что Космос и Подрывники будут работать все допустимое время вверху, на своих объектах. Мы же пойдем работать в долину. Там есть несколько интересных объектов, которые нужно обследовать. Послезавтра будем сбрасываться.

Опять пошел сильный ливень. Алик кричал «Сурок спаси нас!», но видимо сурок спал в своей глубокой норке, или просто не хотел копать дренажный ход для стока воды.

Ночевать в грязной палатке не хотелось, и я ложусь под широким тентом на кухне. Засыпаю под шелест дождя.


22

Передвижение оставляет за собой не только километры,
а и кучу ненужного барахла.


Тень жумара на стене. Пещера Z82с

Молодой погонщик ослов

Утром АБ пошел в Улупинар, договариваться за мулов для сброски. Наша задача максимально собраться, чтобы завтра утром рвануть вниз.

К нам пришел Леша. Они с Дрюней на несколько дней ходили в Космос. Леша пришел за некоторыми вещами, но подумав, решил остаться с нами. Он где-то уронил свой Nikkon F60, теперь к примотанным скотчем батарейкам, добавился приклеенный объектив. Выглядит эта конструкция потрясающе. Что еще ждать от пластмассового фотоаппарата.

Сегодня никуда не ходили.


23

Чем выше, тем лучше.
Человек не просто стремится ввысь.


Вечерний вид на поселок Улупинар

Живая гладь воды

Рано встали и начали собираться. Но мулы вовремя не пришли, опоздали. Подождав пока погонщики поговорят и отдохнут, грузим на мулов, предварительно разложенные кучи мешков, и двигаемся вниз. До Улупинара дошли за пару часов.

Место нам приготовили возле реки почти в селе. Вокруг бегает и купается детвора. Ходят и гадят коровы. Расположились под двумя здоровенными деревьями. В туалет ходить при местных жителях нельзя – будут большие проблемы. Спрятаться особенно негде. Ближайшее хорошее место, в получасе карабканья на ближайший склон. Обнаружили в обоих деревьях большие пустоты внутри, на высоте 4м, но в конце концов идею утроить там туалет отклонили и сделали из тента кабинку.

Водопад-источник. Частичная разгрузка Аладаглара

Домик на курьих ножках

Пошли за дровами, набрали каких-то коротких, колючих деревяшек, и связав это все в страшный, колючий клубок диаметром 1.5м втроем понесли. Еле доперли – все такое колючее и рассыпающееся. Вокруг необычный, интересный пейзаж – стоят сосны, довольно далеко друг от друга, а подлеска нет и видна коричневая земля.

Космосу срочно были нужны провода для взрывов. К этому подошли радикально, и с согласия местных жителей оставили их без связи. Снятые со столбов провода отправили в Космос.

Регулярно, 5 раз в день поет мулла, призывая к молитве. Красивый вой получается. И слышно довольно далеко.

Завтра идем плавать в Гексу. Это большая пещера-источник. Говорят, что какие-то иностранцы прошли ее на 300м и уперлись в сифон. Но топосъемки нет, и информация неточная. Нам нужно убрать это белое пятно.

Тянули соломинки – кому завтра оставаться в лагере. Не повезло Олегу.


24

Гидра – моя вторая кожа.


Белый известняк массива Аладаглар

Загружаем вещи в машину и едем на Гексу. Мостик к пещере починили, и перебраться к входу можно без особенных трудностей. АБ идет без гидры посмотреть, что там твориться за первым поворотом, а мы с Геной натягиваем гидры. Вода сильная, без перил дальше не пройти. Гена берет на плечи мешок с веревкой, я цепляю на пояс транс с фотоаппаратом и бухту с веревкой. Бредем по широкой части речки к сужающемуся каньону. Вода достает до колен и приносит прохладу в этот жаркий день. Вода довольно теплая, по ощущениям теплей, чем в Крыму.

Стены сходятся, становится глубже, течение сильней. Скоро Гена замечает забитый кем-то спит, и мы делаем за него первую перестежку. Ширина реки 2.5м, высота потолка скрывается за изгибами и примерно составляет 40м. Гена, борясь с течением идет вперед. Скоро у него застряет, веревка идущая из транса за спиной, и мне приходится подойти помочь. Борясь с течением, по пояс в воде, вытягиваю веревку. Гена медленно идет дальше, больше вися на руках на сыпучей стене, чем упираясь ногами. Течение полощет человека как тряпку.

Переход речки по бревну в пещере-источнике Гексу

Мне это напоминает подъем по суровому водопаду. Этакий горизонтальный каньонинг. Чем хуже вертикального? Тоже снаряжение, те же трудности. Только вот, похоже опаснее.

Пытаюсь стать удобнее, но ногу уносит назад, меня разворачивает и я падаю в воду. Еле успеваю схватиться за большой уступ в стене и найти упор для ног. Если унесет, без повреждений не обойдется. Висящее на поясе снаряжение создает большую подводную парусность, и очень сильно мешает. Но тут уже исправить ошибку нельзя.

Вот мы сидим на бревне, расклиненным поперек реки и обдумываем наши планы. Мы прошли примерно 50м, если пещера 300м, то мы не успеем за сегодня. Дальше идет расширение и что-то типа зальчика. Быстро течет под ногами вода, почти не бурлит из-за глубины. Пять кубометров воды несутся к полоске света каждую секунду. Дальше становится все уже и глубже. Будем пытаться пролезть по стене. Гена цепляет трос за уступчик, ведущий к полке, нагружает его и внезапно оказывается на пару метров ниже в воде. Еле успевает зацепиться за бревно. Этот путь не годится. Слишком хрупкие мягкие стенки. Теперь моя очередь.

Натечные образования. Пещера Гексу

Перелажу по бревну на другой берег. За мной тянется веревка, но она сильно не поможет если упаду. Даже если не ударит об камни, все равно прижмет напором ко дну и веревка только будет мешать. Но хоть далеко не унесет.

С какой-то попытки нахожу не крошащиеся зацепы и медленно поднимаюсь над водой. Обхожу траверсом неудобный участок и вот моя рука на краю площадки. Передо мной открывается довольно большой зальчик с красивыми, старыми натеками на полу. В основном белого и серого цвета. Под ногами внизу шумит вода.

Рядом не нахожу за что зацепить веревку и цепляю веревку выше по течению за здоровенный камень.

Недалеко от меня на стене пятном висит штук 50 летучих мышей, но при моих операциях с веревкой они разлетаются. Продолжения дальше не видно. Только видна спокойная гладь сифонного озера. Длинна пещеры получается примерно 80-100м. Информация про 300м длинны, оказалась неверной. Присутствия людей, незаметно. Только расклиненные над рекой бревна говорят, что тут кто-то был. Под ногами хрустит натечная корка с крупными карролитами. Красиво вокруг. Немного проникает дневной свет, выход находится практически по прямой.

Скоро к Гене на бревно, по сделанной навеске, залазят АБ и Алик. Гидр у них нет, и они используют способ хождения без них. Правда он годится только когда нужно окунуться в воду и потом бежать. С изотермика вода довольно быстро стекает. И не жаришься в гидре. Но для постоянного нахождения в воде он мало подходит. Без гидр мы бы навеску не сделали.

Тем временем Гена встегивается в веревку и рассекая воду, медленно двигается ко мне. Становится глубже и вот иногда голова скрывается и вновь появляется над водой. Вижу, что дело плохо, и положив веревку на плече, пытаюсь оттянуть к стенке. Вскоре Гена цепляется за стенку и вылазит на берег. Все в порядке, вот только один сапог плывет где-то ниже по течению. Отдаю носки, для использования вместо уплывшего сапога. Переделка навески занимает некоторое время, но по реке подниматься однозначно нельзя. Цепляем веревку за сталагнат, протягиваем через зальчик и кидаем на бревно. Трется, но значительно безопасней, чем по воде.

Скоро к нам вылазит дрожащий Алик. АБ и Гена уходят обратно, вскоре за ними уходит Алик. Я фотографирую и жду, пока вернется Гена.

Вот приходит Гена, одолживший у кого-то сапог, и мы делаем самосброс. Без веревки спуститься вниз по течению невозможно. Хотя вниз по реке не унесет потому, что у выхода довольно мелко (по колено) и широко, но побьет о камни, или сломает что-нибудь по дороге.

Над водой. Пещера Гексу

Спуск по горизонтали (по течению).
Без веревки не обойтись.
Пещера Гексу.

Делим сотню пополам и перебрасываем через бревно. Гена забирает мешки, и скручивая уши уходит вниз по течению. По веревке непонятно, нагружена она или нет. Я выжидаю некоторое время и опускаюсь в бурный поток. Спускаться вниз по течению легче, чем вверх, но ненамного. Веревка идет не всегда у стены, где течение слабей, а в основном по центру потока. Ноги относит назад, а туловище держит веревка. Иногда мягким, но мощным ударом воды опрокидывает, и на несколько секунд оказываешься, просто трепыхающимся на веревке. Если ногу прижало течением к камню, оторвать ее не так уж просто, а если и удается, то ее сразу отбрасывает назад, и все повторяется вновь.

Пройдя половину этого водного пути, обнаруживаю, что один из концов веревки застрял где-то у меня под ногами. Пытаюсь освободить его ногой, но ничего не получается. Встегиваю кроль и пытаюсь вытянуть ее силой ног, но и это не помогает. Только чуть не накрыло, когда приседал, парусность то увеличивается. Делаю много разных попыток потянуть в сторону, но веревка сидит как мертвая. Протянуть руку по веревке, чтобы нащупать, за что зацепилось не получается. Не хватает силы выпрямить руку, смывает в сторону, а когда еще и наклоняешься, то все шансы быть прижатым мощью воды ко дну. Такой силы воды я еще в пещерах не видел!

Камни под водой шершавые и возможно веревка засела между камнями на трение. Возникают мысли бросить веревку, но после очередной попытки ее вытянуть, она вдруг чудом освобождается, и я плыву дальше. Но недолго, и она опять где-то застряет. На этот раз получилось освободить ее быстрей, и вот пройдя последний десяток метров, я с двумя концами веревки бреду по мелководью.

Несколько человек дергают один из концов, но ничего не получается. Сидит как крепко. Еще несколько неудачных попыток, и я встегнув кроль-жумар в застрявший конец веревки, рассекая струю воды, поднимаюсь обратно. На полдороги веревка, по которой я иду, уводит меня под воду. Долго пытаюсь ее освободить, но зацепилась она конкретно. Уходит под большой камень, расположенный посреди потока, довольно глубоко. Под камнем большая яма. Течением крутит и бьет так, что добраться до места, где она зацепилась невозможно. Повторно возникают мысли бросить веревку. Еще несколько минут стремных попыток освободить веревку.

Белый берег многоводной реки. Пещера Гексу

Борясь с потоком сильно устаешь. Уже не хватает силы ноги ступить вперед, против течения. Встаю на камень и пытаюсь выбрать позу, чтобы передохнуть. Внезапно сбивает, и я падаю в бурун под камнем. Сильный рывок, веревка проскальзывает и меня бросает в более спокойное место у стены. «Спокойное место» это там где можно передохнуть, широко расставив ноги и упершись спиной в стену. Понемногу выбираю веревку. Перестегнувшись на спуск иду вниз. Пройдя десяток метров, вижу, что концы веревки идущие вниз опять застряли. Что за напасть! Но, хорошо дернув, освобождаю их. Просто прижало течением к шершавым камням. Выхожу в более спокойное место недалеко от входа и с трудом сдергиваю веревку. Вниз спускаюсь просто так. Тут течение не очень сильное.

Белые колонны в Гексу

Выбравшись наружу и переодевшись, загружаемся в джип и едем на спелео-сафари. Искать ямы. Едем в красивое узкое ущелье, на стене которого находится черное пятно. Пытаемся подобраться к нему, но подходы преграждает река и скалы. Встречаем пастухов. И расспросив их, о этой дыре, выясняем, что там ничего нет. Но они нам рассказывают о другой вертикальной яме. Но бросить коз они не могут, и за проводником придется ехать в село, расположенное немного выше в горах.

Под колесами чудовищный серпантин. Кружится голова. Вокруг обалденная панорама. Солнце близится к горизонту, и горы отбрасывают размытые тени, которые вместе с разнообразным цветом поверхности дают какой-то нереальный пейзаж. Видны маленькие деревушки на склонах.

По дороге к деревушке, подвозим местного жителя и Эммо выясняет у него, что тут совсем рядом есть пещера, длинная и с водой. Вот руль вывернут и вы едем немного назад к яме. От дороги нужно немного спуститься, и вот АБ, Гена, Алик и я взяв комбезы, идем вдоль скального гребня вниз. Пещера оказалась не такой большой, как рассказывали, и из водных препятствий только лужа в конце. Натеки на стенах, сосульки, но тут много лазили местные и много побито. Длинна примерно 70м. Угол наклона хода 40°.

Вечереет. Загрузившись в машину, едем к водопадам. Там встречаем остальную часть команды и едем в лагерь.

Про водопады двумя словами не скажешь. Вернемся к ним немного позже.

В лагере вытягиваю короткую соломинку – завтра дежурить мне.


25

Скучно и грустно сидеть в лагере.
Чувствуешь себя отставшим от жизни.


Вот все уехали на поиск. А я остался в лагере.

Вокруг бегают местные дети, купаются в реке. Купаются они, как правило, в одежде. Здесь не принято оголять тело. Все они жутко грязные, в пыли. Абсолютно все жители деревни ходят в чем-то типа резиновых галош с нарисованными шнурками. И дети не исключение, даже самые маленькие.

Некоторые подходят и смотрят, как ты что-то делаешь. Стоят недвижимо как истуканы и пялятся. Могут стоять так по полчаса. Иногда тихо заглядывают через плечо. К этому привыкаешь и их игнорируешь. Почти все знают фразу «What is you name?» и постоянно ее повторяют.

Скоро приходит Эммо, и дети теперь кружатся вокруг него. Позже приходит Сэрдар и еще несколько турок. Турки переселяются из дома Османа к нам в лагерь. Они беспокоятся, что тут нас бросили.

Подножья массива Аладаглар

Вечером все собираются, и мы ужинаем. Сегодня у Алика День Рождения и на столе много чего вкусного.

Местные показали вход в пещеру, в которой нашим не хватило сотни веревки для спуска. Следующий колодец тоже порядка ста – очень большое эхо. Завтра будем продолжать штурм D1c.

Рассказывали о крабах, которые перебегают дорогу! Выглядят как морские крабы.


26

Бывают ямы, в которые не хочется возвращаться, просто так, без причины.
Правда, исключительно редко.


Разговор перед погрузкой в джип:

Веревку пакуем?

Первую сотню нет – так скинем.

Вторую сотню тоже, вроде будет колодец порядка ста.

Третью – там упакуем …

Темные кусты

Скала-орел

Женя, Алик и Леша едут проверять пещеру над водопадами. АБ, Гена и я едем в D1c. По дороге в селе подбираем проводника, и там же высаживаем первую группу. Сами отправляемся в неблизкий путь. За рулем сидит АБ. Дорога неровная, с крутыми поворотами, едем с приводом на все колеса. В некоторых местах приходится сдавать назад, чтобы вписаться в поворот.

Тут ездят только трактора или ослы. Кстати маленькие тракторы – это местный велосипед. Есть почти в каждом доме, и без него не обойтись. Хоть там только одно сиденье, но при умении можно разместить целую семью, а в прицепе повезти какой-нибудь груз.

Вокруг возвышаются гладкие хребты, на которых растут сосны, с ветками только около верхушки. Издали они сильно похожи на пальмы. Вдали белеет карст Аладаглара. Все это создает какой-то нереальный, интересный, красочный пейзаж. Склоны по которым мы едем, состоят из офиолитов, и по сторонам можно наблюдать разный цвет породы – красный, фиолетовый, голубой. Кажется, что мы на какой-то другой планете. Проезжаем домики, сложенные из собранных вокруг камней, прямо как на картинках учебника истории. Внизу видны разноцветные клочки полей, расположенных самым невероятным образом на любой ровной, и не очень ровной поверхности.

По сторонам дороги растут заросли колючек, похожих на миниатюрные деревья. Смотря из окна машины, кажется, что летишь высоко над лесом.

Приехав к месту, взваливаем на плечи снаряжение и идем к входу. D1c находится в двухстах метрах от дороги, в сосновом лесу. Под ногами толстый, мягкий слой иголок. Под соснами прячутся от солнца козы.

Вот мы у неширокого входа. Пещера интересна тем, что заложена на стыке известняков с офиолитами. Это сильно влияет на внутренний вид.

Возле входа случайно обнаружили спиты. В прошлый раз их не заметили и вязали за камень. Кто-то тут уже был. Хотя в кадастре пещеры нет. И наши турецкие коллеги о ней ничего не знают.

Мягкие крошащиеся стены, темная гамма цветов, полное отсутствие известняка, вот чем встретила нас эта мрачная пещера. Место под спит, найти очень тяжело, все сыпется. Забиваются они очень быстро, но и держат соответственно. Из четырех спитов, забитых в этой яме более-менее нормально вошел только один. Тяги нет совсем, хотя объемы немаленькие.

С трудом цепляя веревку, за что попало спустились до места, где в прошлый выход кончилась веревка. Вот брошен камень и через время доносится эхо, просто потрясающей силы! Я такого не еще слышал. Правда камень летит не долго. После удара о дно еще долго слышится голос колодца. Долго делали навеску, хуже стен просто не бывает, да и на полу одна сыпуха. Темно, карбидка плохо высвечивает объем. Наконец все готово и я еду вниз. Колодец действительно здоровый, 8х12м, глубиной правда всего 56. В сужении, возле стены висит здоровенный камень – полка. До дна идем без перестежек. Этот колодец, в отличие от остальных, промыт в известняке. На дне абсолютно глухо. Глубина примерно 130-140м.

Параметры этого колодца природа видимо подобрала так, что любой звук, даже очень слабый, усиливается и разносится по всему колодцу. Непонятно ходил ли кто-нибудь сюда до нас. Если вначале можно было сделать навеску без посторонних точек опоры, то в последнем колодце наверно нет.

На обратном пути Гена проверяет окна, но единственное окно требует как минимум 10 спитов на траверс – оно расположено на противоположной стенке колодца. Почему-то слабо горят карбидки. Нерадостное, противное место. На дне первого колодца обнаружили живую змею, она сидела на полочке, возле дна.

Вышли на поверхность. Оказалось, что мы ходили 6 часов. Нам казалось, что только 3 …

По дороге подбираем остальных. У них ничего интересного не оказалось. Их привели в грот без видимого продолжения. Покопавшись в козьем дерме, и убрав камень, они обнаружили ход. 25 м.

Сегодня дощелкал десятую пленку, и зарядил одиннадцатую.


27

Встреча – всегда радость.


С Женей и Геной идем обследовать стену, возвышающуюся рядом с Улупинаром. На ней видны темные («белые») пятна. Неплохо позанимались скалолазанием, но до тех отверстий, что хотели подняться не смогли – отвес. Пролезть можно, но только с веревкой. Ничего не нашли, зато погуляли неплохо.

Вернувшись в лагерь, радостно встречаемся с пришедшими туда космонавтами. Мы не виделись почти месяц. Такое впечатление, что мы были в разных экспедициях. Теперь нас здоровенная толпа. Везде разбросаны вещи, ходят люди что-то ищут, что-то моют, что-то упаковывают. В общем весело. На противоположной стороне реки собралась толпа местных детей, но чего-то не переходят реку.


28

Сила и красота падающей воды.

Сегодня вечером будет футбольный матч Улупинар - Украина. Местные футболисты тренируются уже четвертый день подряд. Наша команда с трудом собирается для тренировки.

С утра делать нечего и мы с Жужиком отправляемся погулять к водопадам. Больше никто с нами пойти не захотел. Водопады расположены примерно в 10-ти километрах от нашего лагеря. Вдоль дороги много сосен с шишками, в ущелье внизу шумит река, сверкает солнце. Под ногами пыльная дорога, извивающаяся по склону горы.

На полпути, возле нас притормозил трактор с прицепом, и один из сидевших на тракторе людей, дружелюбно махнул рукой. Недолго думая, мы запрыгиваем в прицеп, полный песка и трактор тарахтит дальше.

Красота воды, которая разбивается о камни

Возле водопадов, жестом прошу остановиться. Спрыгиваем, говорим «Тэшекюр», и направляемся к этой красоте. Но тут ко мне подходит мужик, и что-то говорит по-турецки. Видя, что я ничего не понимаю, он говорит по-английски, что тут национальный парк и достает какие-то талончики. Видимо, тут обычным людям нужно платить за нахождение в этом районе. Я говорю, что мы украинские спелеологи с MTA. «МТА?» - Говорит он с немного другим ударением. Далее следует «Ok», и мы можем направляться дальше.

Несколько водопадов бьют из стены. Зрелище потрясающее. Высота падения воды 30-50 метров. Расход воды 7 м3. Тут несколько водопадов, 4 больших и много маленьких. В одном, из почти горизонтальной, длинной щели, равномерно вытекает вода и течет, покрывая собой здоровенный участок ровной стены. Внизу она собирается в единое русло и протекая мимо старой водяной мельницы впадает в реку. Три других более обычные – т.е. бьют из стены и падают примерно круглым сечением. Но слово «обычные» следует взять в кавычки.

Внизу вода падает на камни и во все стороны разлетаются облаком брызги и ветер носит это облако то в одну сторону. то в другую. Под водопадом стоит сильный шум, несется река с голубой водой. После водопадов воды в реке становится значительно больше. Солнце освещает белые брызги и реку. Стоит разноцветная радуга. Камни внизу, в местах, куда заносит брызги, очень скользкие и покрыты мхом. Идя по тропе вдоль реки, можно посмотреть все вблизи. Иногда видимость внезапно пропадает, затем чувствуешь как холодные, мелкие брызги равномерно покрывают лицо. Когда ветер дует в другую сторону, опять становится видна падающая сверху вода.

Струйки воды

Водопад, вытекающий из щели

Посмотрев внизу, решили проверить, откуда все это вытекает. Походив сверху, от одного водопада к другому не нашли ни одной большой дырки. Вода вытекает под давлением из большого количества маленьких щелей, в которые даже кулак не засунешь. Потом все это дело собирается вместе, несется и падает вниз.

На обратном пути нас подобрала крутая тачка. Еле влезли туда. Там уже было 5 человек. Разговора внятного не получилось – звучали только отдельные английские слова. Слово футбол вызвало радость и большой ажиотаж. Понятней, что они говорят на турецком не стало, но стало понятно, что они едут на наш футбольный матч. Приехали в Улупинар, и встретили по дороге сына Османа. Он поговорил с водителем, и нас довезли прямо к нашему лагерю.

В лагере АБ раздал футболки с фотографией Аладаглара, подаренные нашими турецкими коллегами. Но они были такими чистыми и красивыми, что одевать их не хотелось.

Футбол начался в назначенное время. Спелеологическая команда играла живо и эмоционально, в отличие от Улупинарской, которая играла четко и слажено, особенно не суетясь. У турок болеть не принято, зато у нас принято, и когда в чужие ворота попадал мяч, было много шума. Турецкие дети подхватывали некоторые русские слова и выкрикивали их, не понимая смысла. Турецкая команда выиграла, но это в принципе было понятно изначально. Кроме футбола им нечего делать и они играют постоянно, слаженной командой.

В лагере еле собрал свою снарягу. Творится такой бардак.

Прощальный вечер начался с ужина и всяких хороших тостов и закончился песнями и уверенностью встретится в будущем году на этом месте.


29

Если опаздываешь на корабль,
то можно до своего прибытия
его просто арестовать.

Утром погрузились в машину, которая довезла нас до Яхиллы.

У АБ сегодня День Рождения. Быстро поздравив его, и оставив остальное на вечер, мы садимся в автобус «Мерседес», который везет нас дальше.

Каменные грибы Кападокии

Пещерные города Кападокии

По дороге мы решили заехать в пещерные города. Это здоровенная площадь размером 30х50км на которой расположены туфы, в которых ранние христиане строили свои поселения. Называется все это словом Кападокия. Пока мы ехали, АБ провел экскурсию - рассказал кратко, что мы видим за окнами автобуса. По сторонам дороги видны останцы с большим числом пробитых в породе входов, окон и с просматривающимися внутри большими полостями. В туфе легко ковырять хода и этим пользовались пару тысяч лет назад. Древние пещерные города плавно соединяются с современными. Пробитые когда-то давно комнаты используются и сейчас под складские помещения и даже для жилья. Часто видны каменные грибы – ножка из туфа, а шляпка из более крепкой породы.

Останавливаемся погулять в одном из городов меняем деньги, 1$ примерно равен 1600000 турецких лир.

Вдруг становится известно, что у нас какие-то проблемы. Загружаемся в автобус, и АБ произносит речь «Дорогие соратники! Судьба нас опять кинула … ». Становится известно, что наше судно уже в порту, и через пару часов должно отплыть. Руководство UkrFerry почему-то ничего не может сделать, чтобы судно нас дождалось, а нам еще ехать 800 км и добраться до Измита мы сможем лучшем случае в полночь.

Наши турецкие друзья задействуют все свои связи, вплоть до уровня министров и губернаторов, чтобы задержать судно. Нас обнадеживает начальник порта, он говорит, что я арестую судно, если это будет необходимо. Но обстановка меняется непрерывно и попадем ли мы на паром неизвестно.

Популярны песни: «Я убью тебя лодочник …», «Не нужен нам берег турецкий, чужая земля не нужна …» и другие подобные.

Едем практически без остановок. Останавливаемся только перекусить в придорожной забегаловке и сходить в туалет. Вот уже темнеет. Автобус мчит нас сквозь ночь. Кажется, что на соседних полосах машины стоят, по сторонам мелькают какие-то огоньки.

Приехали в порт в час ночи. Водитель провел за рулем, практически не вставая 20 часов.

Корабль еще стоит на месте. Властью таможни и портового начальства, паром задерживали до нашего прибытия. Таможенника, который должен был поставить последнюю подпись, необходимую для отправления, отправили домой, и сказали не отвечать на звонки. А без него нельзя отправить судно. За полчаса до нашего прибытия его вернули на место, и сейчас идет подготовка к отплытию.

Капитан и команда, похоже ничего не понимают, но задержка из-за нас отправления большого парома, производит на них впечатление.

На ноги поднята куча высоких чиновников, которые глубокой ночью решают наши проблемы. Если бы мы не успели, мы бы ждали в Турции следующий паром еще 10 дней, при практически полном отсутствии денег. А виза заканчивается уже сегодня …

Легко, прошли таможню и паспортный контроль. Распрощались с Корайем, Сэрдаром и Эммо, и по трапу побрели наверх.

Коротко отпраздновали День Рождения АБ и в 2 часа ночи отправляемся в плавание.


30

Дорога домой.
Смотря как понимать абстрактное слово «дом».


Утром погода неспокойная. Немного штормит.

Позади остается Босфорский пролив и скоро наш корабль выходит в открытое море.

Компании UrkFerry принадлежат два парома «Герои Плевны» и «Герои Шипки». Названия – это битвы, в которых турки потерпели поражения. Сначала паромы хотели отправлять в Болгарию, но потом получилось, что в Турцию. Паромы ходящие в Турцию с такими названиями просто неуважение к туркам. АБ сказал об этом чиновнику компании, он ответил, что они об этом не думали. А возможно, в связи с этим уже долго тянется вопрос строительства специального причала для парома. Сейчас паром разгружают в ручную, перегружая груз в машины. Мы решили, что неплохо было бы переименовать один из паромов в «Герои Аладаглара».

Шторм усиливается. Некоторые не выходят из кают. Уменьшился ажиотаж во время еды. Один из участников экспедиции еще в Улупинаре чем-то отравился, и ему всю дорогу было очень плохо. Теперь еще добавилась сильная качка и сильно прибитый дверью палец.


31

Меняя транспорт как перчатки.


Причаливаем к берегу. Нас быстро обслуживают таможенники, и скоро мы на своей земле. АБ с Юрой Касьяном отправляются на пресс-конференцию, а все остальные на вокзал. С помощью бумажки, которую нам дала UrkFerry, сдали наши просроченные билеты и купили новые.

Постепенно все разъезжаются, и нас становится все меньше и меньше. Радует, что скоро опять увидимся.

Вот и объявили и наш поезд. Берем вещи и идем. Поезд трогается и мы опять в пути.


1

Чем больше ездишь, тем короче кажутся походы.

Вот так наступило первое сентября. А выехали мы в июле. Экспедиция длилась 38 дней. Немалый срок. Пролетел довольно быстро, но результативно. Исследовали 87 новых пещер суммарной глубиной 3383, в числе которых 22 пещеры глубже 50 м и 7 пещер глубже 100 м.

Цикличность и бесконечность это схожие понятия.


Следующая по счету цифра это 2. Но ее нет.

Давайте ездить так, чтобы этот ряд цифр повторялся непрерывно, из месяца в месяц.

Кто за?

Пока писал этот рассказ, я был в Крыму 5 раз. У меня правда не все получается, но я стараюсь.

А что делаешь ты?



Ляховец Сергей, Харьков